Что делать?
22 октября 2020 г.
Время выбирать
28 СЕНТЯБРЯ 2020, ПЕТР ФИЛИППОВ

ТАСС

Юноше, обдумывающему житье, решающему, какую карьеру делать, советую хорошо подумать, совпадают ли его собственные представления о добре и зле со взглядами начальства. Чтобы   интересы начальства не противоречили его совести.

Обращаясь к людям, наше начальство очень любит называть себя «государством». Дескать, критикуя нас, вы выступаете против «государства»! На самом деле, «государство», как его определяет толковый словарь русского языка, — это всего лишь «политическая форма организации общества». Государство — это абстракция, это добровольно-принудительное соглашение. Соглашение, к которому людей принуждают те, кто обладает силой и влиянием. Соглашение, которое остальные принимают, полагая, что принять его надо. Иначе убьют или посадят.

Порядки по этому принудительному соглашению в СССР были одни, а в РФ другие. В СССР земля и заводы были в собственности государства, а в России допускается условная частная собственность на средства производства. Собственность для «своих».

По этому добровольно-принудительному соглашению в стране формируются вполне осязаемые органы власти, состоящие из конкретных людей, наших начальников. Когда-то это был царь с опричниками, теперь президент с администрацией, правительством и Росгвардией. От того, какие отношения приняты между органами власти и простыми людьми, зависит наш уровень жизни. Ведь интересы начальников могут противоречить интересам простых людей!

Покажем это на простом примере. Если члены жилищного кооператива избирают и контролируют работу председателя, проверяют сметы и его отчеты, то будет ли он разбазаривать членские взносы? Вряд ли. А если комендант многоквартирного дома назначается администрацией района, то откажется ли он за взятку согласовать завышенную смету на ремонт подъезда? Вряд ли. И чтобы сохранить «теплую должность», поделится своим коррупционным доходом с главой района. Разве в России не так?

Выходит, что поведение начальников зависит от правил, законов, обычаев, сложившихся в обществе. Но оно зависит и от нашего желания пользоваться своими неотчуждаемыми правами, данными нам от рождения, в том числе правом контролировать власть! Ведь права не просят, их берут! Вспомним, что во времена Сталина в СССР была принята самая демократическая конституция. Но разве советские люди смели пользоваться прописанными в ней   правами и свободами? Страх репрессий начисто отбивал такие желания. Выходит, что не так важен зафиксированный на бумаге текст закона, как желание и граждан, и органов власти этому закону следовать. Сегодня мы видим нежелание соблюдать нашу Конституцию на множестве примеров. При разворовывании олигархами государственной казны, при разгоне протестных митингов, при арестах участников пикетов.    

Почему так важно понимать различие между государством как системой взаимоотношений между органами власти и людьми и ролью конкретных правителей? Потому что у большинства людей сохранилось первобытное преклонение перед вождем, а надежды на лучшую жизнь связываются с приходом «доброго царя». Между тем, люди образованные давно поняли, что без смены принятых в обществе порядков, без модернизации политической системы лучшей жизни народу не видать. Поэтому полезно знать, как менялись обычаи по мере развития цивилизации.

 

 «Люди с палками» против «людей труда»

Были времена, когда малочисленные первобытные племена жили общинами и их члены имели общие интересы. Позже люди освоили земледелие и разделились на «власть» и «подданных». Первый рассказ об отношениях между ними был записан еще во времена фараонов. «Вот участь земледельца! Черви сожрали половину урожая; гиппопотам сожрал другую… мыши кишат в поле, птицы воруют... Чиновник обходит поле жатвы, с ним его люди с палками... Они говорят: «Давай зерно». Нет зерна! И тогда бьют земледельца...» Так формировались «естественные государства», где начальники и «люди с палками» собирали дань с   крестьян. В этих государствах было мало стимулов к развитию. Зачем увеличивать урожайность, если все равно отнимут!

Общественные отношения, характерные для «естественных государств» и сегодня господствуют в большинстве стран мира. Хотя и рядятся в разные одежды. В одних сохранились жестокие тирании, в других сложились внешне цивилизованные  электоральные авторитарные режимы власти. Там проводятся бутафорские выборы, а пропагандисты рассказывают людям, как их правители заботятся о народе. У людей сохранилась инстинктивная вера в доброго вождя, поэтому такие «естественные государства» весьма стабильны. В их число входит и Россия.

Достижения цивилизации изменили жизнь граждан «естественных государств». Фараоны уже не сгоняют подданных строить пирамиды, а генеральные секретари копать Беломорканал. Правители собирают налоги и тратят их на свои дворцы и яхты, предоставляют сверхвыгодные госзаказы своим друзьям-олигархам. Расходуют миллиарды на затеи, которые, как им кажется, добавят им авторитет. Вроде помощи соседям-диктаторам типа Ассада или Лукашенко. Повышать размер пенсий и социальных пособий своим гражданам им не выгодно.

Вот данные по проекту бюджета РФ на 2021 год. Денег «для бедных» в бюджете не предусмотрено — даже глава Счетной палаты и экс-министр финансов Алексей Кудрин удивляется, почему бы не выделить на поддержку граждан и бизнеса несколько миллиардов евро, если ликвидная часть Фонда национального благосостояния по нынешнему курсу составляет 100 миллиардов евро? Но власть расходовать ФНБ не желает. Он ей нужен, чтобы в любую минуту купить лояльность тех, кто будет ей нужен в критической ситуации. Поддержка силовиков и бюджетников — это гарантия того, что деньги из казны будут по-прежнему перетекать в кошельки хозяев страны.

Бесконтрольная и безграничная власть несет в себе дьявольское искушение. В России, где указание начальства важнее закона, где попраны политические свободы и фактически введена цензура, многие полагают, что им выгоднее вписаться в окружение авторитарного правителя. Карьера чиновника представляется самой предпочтительной. Стать «технократом», охранником, а может быть, и дослужиться до положения царского повара. Быть поставщиком школьных завтраков в столице и спонсором наемников в Африке. А накопив деньжат, отправиться туда, где уютнее и безопаснее. Но верен ли такой план жизни? Вписывается ли он в тренды развития человеческой цивилизации?

 

Смена вектора

Тысячелетиями власть держалась на авторитете «человека с палкой», помогающего отбирать урожай у «человека с сохой». Но промышленная революция не просто сформировала новый класс предпринимателей, она оказала огромное влияние на устройство европейских сообществ. Там на смену «естественным государствам» с их авторитарными правителями, пришли демократии. Народы свергли монархов или превратили их в символы нации. Власть передали парламентам — органам народного представительства. Сделали суды независимыми, поставили чиновников под контроль своих избранников.

Европейцы не просто сменили вектор власти, направив его снизу вверх, а реализовали политический механизм, радикально изменивший интересы начальников. Механизм этот — политическая конкуренция между партиями. Чтобы остаться у руля правления страной, правящей партии и назначенным ею министрам надо оправдывать доверие граждан, заслужить одобрение проводимой политики. Иначе место правящей партии займет оппозиция.

Это нововведение сильно изменило интересы властной элиты. Корыстные интересы заблокировало и местное самоуправление, и контроль за работой чиновников «снизу». Чтобы сохранить кресло, госслужащим теперь надо заботиться о гражданах, об их зарплате, пенсиях. А самим жить на официальную зарплату в соответствии со своими легальными доходами. А если такая зарплата кажется начальнику недостаточной? Пусть ищет себе другую работу. Это не значит, что такая политическая система не дает сбоев, но в целом уровень коррупции среди чиновников в странах, где есть реальная политическая конкуренция, оказывается весьма низок.

Важно понимать, какие в демократических странах интересы у предпринимателей. Составляя небольшую часть избирателей, они оказывают немалое влияние на политику власти. Ведь от них зависит развитие экономики. Так как успех любой компании  зависит от спроса на ее продукцию, то уровень доходов населения очень важен для бизнеса. Это понимал Генри Форд, устанавливая высокие зарплаты рабочим. Это понимает и Трамп, вводя большие бюджетные дотации американцам на период пандемии. Власти Великобритании выплатят по 500 фунтов стерлингов малообеспеченным гражданам, которые должны отправиться на самоизоляцию из-за COVID-19. Те правительства, что выступают за введение гарантированного минимального дохода граждан, беспокоятся о том, чтобы люди, ищущие работу, не соглашались на низкие зарплаты. Они тоже действуют в общих интересах предпринимателей, сохраняя уровень доходов населения и обеспечивая спрос на товары и услуги.

Если и работники, и предприниматели заинтересованы в росте доходов сограждан, то и правящая партия в условиях честных выборов будет отстаивать их интересы. Иначе ее сметет оппозиция. Но рост благосостояния граждан будет приоритетом депутатов и министров только в тех странах, где есть настоящая политическая конкуренция!

 

Бедные платят за богатых

Сегодня наши начальники сосредоточили в своих руках небывалые возможности контроля над общенародной собственностью, налоговыми потоками и расходами казны. Однако цены на нефть и газ упали, сократились поступления от экспорта. Начальство решило повысить налоги. В следующем году планируется, что экспортеры выложат дополнительно 290 млрд рублей за счет отмены льгот по налогу на добычу полезных ископаемых и экспортной пошлине. Еще 56 млрд доплатят металлурги и химики — за счет повышения НДПИ на руды, а 72 млрд добавят курильщики — пачка сигарет станет дороже на 20 рублей. Еще повысят НДФЛ до 15% — для тех, кто зарабатывает больше 420 тысяч в месяц. Введут налог на проценты со вкладов суммой более миллиона рублей.

Все это преподносится таким образом, будто за восстановление экономики будут платить богатые. Но на самом деле поборы мы оплатим сами. Все налоги в стране так или иначе оплачивает конечный потребитель — или в виде роста цен, или в виде падения своих доходов. Эти доходы урезаются не абстрактным государством, а нашей вороватой и бесконтрольной бюрократией!

Вот пример. Из-за пандемии и карантина люди были вынуждены отказаться от международного туризма. Это позволило банкам РФ сохранить двадцать миллиардов долларов, которые не были потрачены за рубежом. Впрочем, эти деньги в стране все равно не остались — за 7 месяцев 2020 года вывоз капитала, по оценкам ЦБ РФ, составил 35 млрд долларов. Поскольку люди валюту не покупали и за границу не ездили, логично предположить, что эти деньги вывели чиновники и олигархи. Если бы не наша с вами «экономия» на турпоездках, экспортировать капитал им было бы труднее — валютной выручки от продажи ресурсов не хватило бы.

 

Госслужащие-колонизаторы

Интересы наших чиновников мы знаем: проявляя лояльность начальнику, они жаждут сохранить свой административный ресурс, превращать его в деньги, а накопленное —  вывезти из страны на Запад. Обустраивать роскошные особняки под Москвой и где-нибудь на Средиземноморье. Своих детей отправлять учиться в европейские университеты. А когда придет время — уехать туда, где уютнее и безопаснее. По существу, это стратегия колонизатора, только колонизатор этот родом не из чужой страны, а из России. Но даже если наши высокопоставленные чиновники, сказочно разбогатев на взятках, не эмигрируют, то суть их интересов и стратегии наживы за счет сограждан та же.

Люди в постсоветских странах все больше понимают, что их нищета и бесправие вызваны общественным устройством, той политической системой, которая обеспечивает корыстные интересы власть имущих. Люди пытаются отстоять свое право избирать органы власти и контролировать их работу. Пример тому Хабаровск, Минск, Башкирия. Однако отсутствие у протестующих ясной программы реформы политической системы внушает опасение: отторгают ли граждане порядки авторитарного государства или, как крепостные, просто хотят другого барина? Это пока непонятно. Но, в любом случае, вряд ли молодым людям стоит идти на службу к авторитарному правителю. Рано или поздно за этот выбор придется отвечать.

Ресурсная экономика России только кажется «стабильной». Для ее развития надо, чтобы компании, разрабатывающие месторождения, вкладывали доходы в геологоразведку и совершенствование технологий добычи. Если такая мотивация есть, то «на выходе» получается Канада, Австралия или Норвегия — самые что ни на есть ресурсные, но очень богатые страны. Если же интерес владельцев шахт и нефтяных вышек состоит в том, чтобы урвать побольше и поскорее спрятать деньги в тех странах, где реально гарантировано право собственности, то получается Нигерия, Конго или Россия.

Пример — экологическая катастрофа в Норильске, где владельцы горнообогатительного комбината, зарабатывая и вывозя миллиарды, сэкономили на реконструкции хранилищ солярки. Разве они не колонизаторы? 

Низкий уровень зарплат рабочих и мелких служащих отвечает интересам «отечественных колонизаторов». Чем меньше расходы на добычу нефти, газа, угля, вырубку леса, тем выше прибыль государственных компаний и компаний олигархов. Тем больший кусок пирога может откусить чиновник. А то, что 20 млн россиян живут ниже официально установленного уровня нищеты, на самом деле их мало волнует.

Кстати, ни в каком развитии и росте населения власти тоже не заинтересованы. Экономист Андрей Мовчан приводил такие расчеты: если бы в России волшебным образом исчезла половина населения (даже не «более бедная» или «менее занятая», а просто ровно половина от каждой страты), то власть от этого только выиграла бы. Расходы бюджета сократились бы примерно вдвое, а доходы — значительно меньше. Так что у наших несменяемых начальников нет никакой мотивации «делиться» с людьми, улучшать их жизнь. Пусть они хоть сгинут, лишь бы цены на нефть не падали!

 

Моральный выбор

Многие экономисты призывают нашу власть перенять опыт Европы и Америки, где бюджетные расходы стали одним из ключевых элементов восстановления экономики в период пандемии. Начальники наши это знают, но следовать примеру не собираются. Нищими помыкать легче, да и низкий уровень наших зарплат гарантирует рост прибыли олигархов.

Если предприниматели получают прибыль от экспорта сырья из слаборазвитой страны с авторитарным режимом власти, то в их интересах сохранять низкий уровень заработной платы местных работников. Ведь в этих странах сохранение диктатора у власти зависит не столько от его популярности, сколько от преданности силовиков. Демократические институты в таких странах — бутафория, уровень жизни граждан на смену власти не влияет. Тогда зачем предпринимателю нести дополнительные издержки, связанные с увеличением зарплат? Проще поддержать диктатора, чтобы прибыльный бизнес продолжать и дальше. А элита в такой стране заинтересована только в том, чтобы увеличивать часть общественного пирога, которую она может откусить.

Выходит, что на уровень нашей жизни влияет не столько сама экономика, сколько господствующая политическая система. Причем не та, которая формально описана в законах, а реальная. И наше благосостояние зависит от нашей способности не повторять опыт стран Африки, где тоже есть и «выборы», и «партии». Наше будущее зависит от реализации нашего желания сформировать такую систему общественных отношений, где и госслужащие, и депутаты будут служить своему народу, а не группе лиц, окопавшихся в органах власти.

Нам пора осознать важность не только честных выборов, но и контроля начальства «снизу», необходимость реальной политической конкуренции. А молодым сделать моральный выбор: стать подпоркой для отечественных колонизаторов или встать в оппозицию к олигархическому капитализму и авторитарному режиму власти. Третьего не дано.

Фото: Наталия Федосенко/ТАСС













РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Можно ли жить достойнее?
18 ОКТЯБРЯ 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Речь идет не о богатстве предпринимателя, согласного дать взятку чиновнику ради своих привилегий на рынке, и не о доходах чиновника, готового оградить взяточника от конкурентов, а об уровне жизни простых россиян, повысить который можно, только блокируя такие сделки. Уровень жизни народа во все времена зависел от сложившихся в стране отношений власть имущих и простых людей.
Белоруссия 2020 и Перу 2000
25 СЕНТЯБРЯ 2020 // ВАЛЕНТИН МИХАЙЛОВ
Страны с авторитарным режимом по своему месту на карте и культурным традициям могут быть разными, но их судьбы можно описать одними и теми же словами. Проводить параллели. ПЕРУ. Тридцать лет назад, в апреле 1990 года, в первом туре выборов президента Перу Альберто Фухимори, малоизвестный ректор аграрного университета, удивил многих. Он неожиданно занял второе место, немного уступив Марио Варгасу Льосе, самому известному писателю страны, будущему нобелевскому лауреату по литературе (2010), который в 1975-м был избран президентом международного ПЕН-клуба и которого элита страны просто обожала.
Выборы и федерализм в США. Какая связь?
14 СЕНТЯБРЯ 2020 // ВАЛЕНТИН МИХАЙЛОВ
В России есть традиция каждые четыре года высмеивать Коллегию выборщиков – существенный элемент американских выборов. Скоро придет новая волна обсуждения этой темы. Можно не сомневаться, что выскажутся десятки экспертов и мы снова услышим упреки в недемократичности американской избирательной системы. Главный недостаток критики видят в том, что кандидат, получивший большее число голосов на всеобщих выборах, может и не стать победителем. Так было всего пять раз: три раза в 19 веке и два раза в этом.
Наша культура и наша коррупция. Сравним Россию со Швецией
4 СЕНТЯБРЯ 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Сегодня жители всех стран носят европейские одежды. Но по отношению к власти, к своим неотъемлемым правам, по способности отстаивать свои интересымногим далеко до европейцев. Некоторые народы живут в условиях современных феодальных или, как говорят политологи, «естественных» государств, в которых указание начальства важнее закона, выборы — бутафория, а статья конституции, гласящая о том то, что народ есть источник власти, — фикция. В этих странах иные обычаи, иная этика. 
Ухабы на пути к правосудию
27 АВГУСТА 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Дайджест по публикациям СМИ Нужен ли нам справедливый суд? Независимый от президента, министров, полковников и генералов? Большинство россиян ответят: нужен! Впрочем, так скажут далеко не все. У обывателя с совковой культурой всегда теплится надежда, что судебные дрязги его минуют. Он знает, что в России распоряжение начальства важнее закона. Ему нужно, чтобы начальство к нему хорошо относилось, а без независимого суда он и так проживет. Но жизнь наша усложняется. Развитие бизнеса, рынок, глобализация вынуждают россиян уходить от современных феодальных порядков.
О тупике кланового капитализма
24 АВГУСТА 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Протесты в Хабаровске и в Беларуси свидетельствуют, что постсоветские общества переходят на новый этап своего развития. Общества атомизированные, пораженные страхом, сменяются обществами солидарными. И у этих новых обществ, похоже, иные цели. Конечно, это уже не восстановление империи СССР и не противостояние с развитыми странами Запада. Это переход к реальному народовластию, обеспечение неотъемлемых прав граждан, в том числе права на честные выборы. Это наличие независимого и справедливого суда, реальные гарантии прав собственности. И все же важнейшим для многих остается вопрос об уровне их жизни.
Аресты губернаторов и реальность нашего федерализма
17 АВГУСТА 2020 // ВАЛЕНТИН МИХАЙЛОВ
Губернатора Хабаровского края Сергея Фургала задержали  восьмого июля.  Сразу же в городе начались протесты  и продолжаются уже более месяца. За что и против чего выступают хабаровчане? Ясно, против задержания Фургала федеральными властями. Но с другой стороны, протестующие фактически защищают один из основных принципов федерализма - разделение властей между субъектами федерации и федеральным центром. 
Клановый российский капитализм. Часть 2
6 АВГУСТА 2020 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Дайджест публикаций Леонида Косалса Кланы в современной России ведут свое происхождение с советских времен. Тогда неформальные отношения существовали на всех уровнях, снизу доверху, от заводского цеха до Политбюро. Эти многочисленные «тайные общества» были полностью закрыты для посторонних. Если «толкач» с одного завода ехал на другой, чтобы добыть дефицитный металл для простаивающего станка, то информация о том, сколько это стоило, кому именно пришлось оказать услуги или заплатить, не должна была «утекать» посторонним, так как это создавало реальную опасность попасть под пресс государства с лишением партбилета, открытием персонального или уголовного дела и другими репрессиями. Закрытые сообщества исполняли роль своего рода защитного механизма, который помогал человеку выжить в репрессивном государстве.
Клановый российский капитализм. Часть1
4 АВГУСТА 2020 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Дайджест по публикациям Леонида Косалса   Важнейшая черта нашего общества — «клановое государство», основная функция которого — обеспечение благоприятных условий для крупнейших кланов, создание им преимуществ перед всеми другими участниками политической и экономической жизни. Кланы — это закрытые теневые группы бизнесменов, политиков, бюрократов, работников правоохранительных органов, иногда представителей организованной преступности. Они объединены деловыми интересами и неформальными отношениями. Наличие таких кланов — главное отличие России от стран с конкурентным рынком,  где главную роль играют независимые предприниматели, конкурирующие между собой.
О нашем «естественном государстве»
31 ИЮЛЯ 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
В Хабаровске три недели протестуют граждане. Против чего они протестуют? Против ареста губернатора Сергея Хургала? Или против порядков, допускающих арест избранного народом губернатора по странным обвинениям? Его этапирования в Москву для расправы в «карманном» суде? Если это так, то требование граждан проводить суд присяжных в Хабаровске  — это прелюдия очередной смены правил нашей жизни, или того, что именуется термином «государство». В поправках в Конституцию в ст. 75/1 их авторы записали, что в РФ «создаются условия для взаимного доверия государства и общества». Что они понимают под словом «государство»?