Россия превратилась в страну-изгоя. С ядерным оружием
26 ЯНВАРЯ 2015, АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ

ТАСС

Обстрел жилых кварталов Мариуполя, гибель нескольких десятков жителей поставили окончательный крест на надеждах, что Россия в обозримом будущем сможет вернуться в сообщество цивилизованных государств. Сегодня на экстренную встречу соберутся министры иностранных дел ЕС, также состоится заседание Комиссии Украина-НАТО. Тема одна: какие санкции в отношении России могут остановить боевые действия. Так на наших глазах наша страна превращается в мирового изгоя.

На фоне возобновления военных действий на юго-востоке Украины в России практически не обратили внимания на визит министра обороны Сергея Шойгу в Иран. Надо сказать, что в практическом плане этот визит точно не был сенсационным. Москва лишь намекнула на возможность возобновления контракта о продаже комплексов ПВО С-300, но официально вопрос не поднимался. Было подписано маловразумительное соглашение о военном сотрудничестве, предусматривающее скорее символические жесты: взаимные визиты делегаций, заходы кораблей и тому подобное. Однако в отдельных случаях слова оказываются важнее конкретных дел. Иранский министр обороны Хосейн Дехган заявил после переговоров с Шойгу: «Был сделан акцент на необходимость развития сотрудничества России и Ирана в совместной борьбе с вмешательством внерегиональных сил в дела региона». Он не стал скрывать, что это за «внерегиональные силы». По его словам, все беды происходят из-за «деструктивной политики США, осуществляющих вмешательство во внутренние дела других стран».

Хотел того Шойгу или нет, но его визит позволил иранцам фактически объявить Россию своим союзником в противодействии США. На моей памяти это первый раз, когда ее признали союзником стран-парий, а она не возражала. Таким образом, события на Украине окончательно завершили процесс, который начался пятнадцать лет назад.

Тогда, напомню, Россия настаивала, что ее место во внешней политике — быть представителем «цивилизованного мира» при общении с так называемыми странами-изгоями, Ираном, Северной Кореей, Афганистаном—государствами, чьи действия угрожали разрушить устоявшийся миропорядок. Так, мол, получилось, что именно у Москвы с советских времен (СССР был готов содержать любого людоеда, стоило тому заявить о намерении идти по социалистическому пути) остались обширные связи в этих странах. Идея провалилась сразу же. Северокорейский диктатор вроде бы пообещал Путину прекратить испытания ракет. Но стоило российскому президенту объявить об этой замечательной победе, как Ким Чен Ир заявил, что просто пошутил. Лидеры стран-изгоев кто угодно, только не идиоты. Они отлично понимают: если придет пора сдавать позиции, то уж точно не Москве. А тем, кто может тут же вознаградить за это — то есть Вашингтону или Брюсселю.

Россия же чем дальше, тем больше из представителя цивилизованных государств перед странами-изгоями превращалась в представителя этих самых изгоев, защищая их интересы. Окончательная метаморфоза случилась во время визита Шойгу в Тегеран — Россия бесповоротно перешла в стан изгоев.

Рискну предположить, что отныне, после аннексии Крыма и развязывания войны на юго-востоке Украины, Кремль отвечает всем критериям изгоя. Прежде всего это наличие сверхидеи, в жертву которой принесены интересы подведомственного населения. У Ирана это следование идее радикального фундаменталистского ислама, у Северной Кореи — следование неким идеям «чучхе», фактически культу восточной деспотии. В нынешней России это соединение империализма с православием, когда считается, что военную аннексию части соседнего государства можно оправдать тем, что князь Владимир, принявший православие, якобы крестился в крымском Херсонесе.

Главное же в том, что Владимир Путин, как иранские аятоллы и северокорейские бонзы, готов легко принести благосостояние жителей в жертву тому, что принято называть «национальными интересами», а на самом деле являет собой смесь из болезненно гипертрофированной национальной гордости и комплекса неполноценности лидера страны.

Сегодня ради этой горючей смеси убивают людей в Донбассе. Путин, очевидно, посчитал себя уязвленным, когда руководители Германии и Франции в декабре отказались от встречи с ним в Астане. Однако в Кремле, похоже, еще недавно полагали: стоит позволить сепаратистам поубивать еще немного людей, и слабые европейцы отменят санкции.

Более того, даже относительный успех только что состоявшейся встречи министров иностранных дел Германии, Франции, России и Украины оказался недостаточным, чтобы прекратить наступление сепаратистов, оснащенных оружием и боеприпасами из России. Ведь Кремль осознал наконец, что его цель — «федерализация Украины» (когда Москва осуществляла бы полный политический контроль над Донбассом, а Киев бы это оплачивал) — практически недостижима. А если так, то надо использовать главный ресурс — жизни мирных жителей Донецка и Мариуполя. В Кремле отлично понимают: «слабым» лидерам США и Западной Европы нестерпимо видеть, как под огнем «Градов» гибнут женщины и дети. Единственный способ остановить это — согласиться на российские предложения. И здесь проявляется еще одна, может быть, самая главная черта, делающая Россию страной-изгоем. Кремль готов расплачиваться за свои амбиции и предрассудки жизнями людей.

Дальше начинаются отличия России от типичной страны-изгоя. Россия — бывшая сверхдержава, сохранившая второй по величине в мире ядерный арсенал. Сегодня Путин пользуется тем, что никто не знает, что делать в ситуации, когда ядерная держава нарушает все международные соглашения. Запад уже забыл, как он сосуществовал с СССР в условиях ядерного сдерживания. Теперь им придется вспоминать…


Фото: Иран. Тегеран. 20 января 2015 года. Министр обороны России Сергей Шойгу и министр обороны и поддержки вооруженных сил Ирана Хосейн Дехкан (слева направо) во время подписания договора о военном сотрудничестве. Вадим Савицкий/пресс-служба Минобороны РФ/ТАСС














  • Алексей Макаркин: Российское общество не интересуется тем, что там происходит, не является фанатом военных, но и не поддерживает мысль, что демократия – всегда хорошо.

  • "Коммерсант" : Россия практически остается единственной страной за пределами региона, кто продолжает поддерживать отношения с Мьянмой.

  • Сергей Романчук: Мьянма. Все чаще вспыхивает, как наша ролевая модель. И кстати, у них тоже есть нефть.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Автократы всех стран, соединяйтесь!
29 МАРТА 2021 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Военной хунте в далекой Мьянме (в прошлом Бирме) потребовалась срочная международная поддержка. Хотя поначалу все шло как обычно. Тамошним генералам решительно не понравились результаты выборов. Партия, которую они поддерживали, оказывалась в абсолютном меньшинстве. Не спасало даже то, что по специфическому законодательству этой страны главнокомандующий вооруженными силами наделен правом назначать в парламент 166 военнослужащих (около четверти депутатов). В этих условиях военные, понятное дело, совершили переворот, арестовали победителей, обвинили их в коррупции, пообещали неизвестно когда провести другие выборы, справедливые и честные.
Прямая речь
29 МАРТА 2021
Алексей Макаркин: Российское общество не интересуется тем, что там происходит, не является фанатом военных, но и не поддерживает мысль, что демократия – всегда хорошо.
В СМИ
29 МАРТА 2021
"Коммерсант" : Россия практически остается единственной страной за пределами региона, кто продолжает поддерживать отношения с Мьянмой.
В блогах
29 МАРТА 2021
Сергей Романчук: Мьянма. Все чаще вспыхивает, как наша ролевая модель. И кстати, у них тоже есть нефть.
Идет война «ментальная», холодная война
25 МАРТА 2021 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
В умах российских начальников чем дальше, тем больше обнаруживается любопытный поворот. Еще недавно, говоря о противостоянии коварному Западу, они вели речь о количестве ядерных боеголовок и боеспособности вооруженных сил. И вскоре обнаружилось очевидное противоречие. Если принять на веру следующие по еженедельному графику победные рапорты военачальников, то из них следует: страна надежно защищена. Нужно успокоиться и взяться за что-нибудь другое. Нацелиться на одержание победы над США и Гейропой в какой-то иной области, кроме чисто военной. Например, сосредоточиться на качестве жизни подведомственного населения, на медицине и образовании, создании привлекательной картины будущего, наконец.
Прямая речь
25 МАРТА 2021
Сергей Цыпляев: Ментальная сфера вообще-то не то, чем должны интересоваться военные, у них должны быть другие направления работы.
В СМИ
25 МАРТА 2021
«Московский комсомолец»: В Минобороны заявили о развязывании США "ментальной" войны против России
В блогах
25 МАРТА 2021
Иван Беляев: Уходили комсомольцы на ментальную войну.
Переход триумфа в катастрофу
9 ФЕВРАЛЯ 2021 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Внешнеполитическую деятельность довольно часто сравнивают с военными действиями. «Дипломатическое наступление», «МИД перешел в глухую оборону» — этими сравнениями пестрят российские и зарубежные газеты. Причина понятна: в обоих случаях происходит столкновение интересов разных государств, часто прямо противоположных. Отсюда — накал страстей и противоборство интеллектов. При этом часто без внимания остается принципиальное отличие дипломатических баталий от тех, что происходят на поле боя. В дипломатии не должно быть побежденных, победой является совместная договоренность или, по крайней мере, достижение взаимопонимания.
Прямая речь
9 ФЕВРАЛЯ 2021
Андрей Колесников: Это абсолютный политический тупик, особенность которого состоит в том, что Россия выстраивает его сознательно.